Фото встречи партнеров сети


Статьи

Ключевые концепции

(По материалам сайта: www.christensenfund.org)

Биокультурное разнообразие

Биокультурное разнообразие является переплетением человечества и природы, культурного плюрализма и экологической целостности. Оно происходит из продолжающейся совместной эволюции и адаптации природных ландшафтов с жизненными укладами людей, биологических процессов с культурными достижениями. Биокультурное многообразие богаче там, где культуры имеют длительное и тесное взаимодействие со своими ландшафтами, отражены в языках и системах традиционных экологических знаний, представлены в восхитительных путях культурного и художественного выражения. Эта относительно новая концепция стремительно обретает все большую ценность как мощное средство понимания взаимосвязанности разных измерений разнообразия. В 2008 году ЮНЕСКО провозгласило, что понимание «неразрывной связи» предполагает не только то, что биологическое и культурное многообразие связано между собой через широкий спектр взаимодействий человека и природы, но также и то, что они совместно эволюционируют, взаимозависимы и взаимно усиливают друг друга. Основываясь на исследованиях профессора Луизы Маффи и других, Международный союз охраны природы и природных ресурсов (МСОП) отмечает, что вовсе не случайно зоны лингвистического и этнического разнообразия являются также зонами богатого биоразнообразия. Организация Терралингва (www.terralingua.org), пионер в этой области, создали портал сообщества практиков для сохранения биокультурного многообразия (www.terralingua.org/bcdconservation). Другие ценные источники по биокультурному многообразию на уровне ландшафтов включают Фонд Глобального разнообразия (www.globaldiversity.org) и его Образовательную сеть по биокультурному разнообразию (www.bdln.net), различные мероприятия Международного общества по энтобиологии (http://ethnobiology.net), уже давно продвигающего эти подходы, а также сайт Биокультурное наследие (http://biocultural.iied.org) Международного института по окружающей среде и развитию, который собирает важные материалы, высвечивающие применение этой концепции.

 

Кто такие хранители?

«Хранители» или «носители» – ключевые концепции для Фонда Кристенсена. Под ними подразумеваются личности и организации (институты), чья роль и неодолимое внутреннее стремление состоит в том, чтобы заботиться, олицетворять, воплощать, представлять и объяснять знания, отношения, земли, биологические виды, формы искусства и, на самом деле, все другие виды прекрасных и необычных биокультурных вещей, пронесенных сквозь поколения. В разных обществах хранители предстают перед нами в разных формах, их невозможно четко рассортировать по полочкам. Обычно быть хранителем означает нести ответственность по отношению к чемуто, что представляет коллективную ценность, нежели обладать правом на это, будь то песня, священное место, способ пчеловодства, сезонное выжигание местности или вызов дождя. Хранители не всегда добровольно выбирают свою миссию – чаще случается так, что для определенной миссии выбирают их. Они обладают особыми знаниями, которые исходят из сердца, ума и рук, как у той бабушки, которая выращивает и сохраняет различные сорта бобов. То, что делают хранители, представляет собой чтото вроде представления, возможно, практического, возможно, ритуального, а чаще всего того и другого вместе. И делают они это непрерывно на протяжении многих лет, неуклонно формируя свои сообщества и ландшафты. Хранители могут оказаться простыми и неизбалованными общественным признанием людьми или быть знаменитыми и почитаемыми местными жителями, могут пребывать в конфронтации с другими претендентами, быть абсолютно отвергнутыми современным обществом, быть генераторами новых идей и верований, харизматичными святыми или простыми алкоголиками. Мы не создаем и не можем создавать хранителей. Мы находим тех, кто способен действительно повлиять позитивно на живое разнообразие мира, и кто нуждается в определенной помощи. Они находятся в фокусе наших усилий по предоставлению грантов, Сохранение природного и культурного многообразия 16хотя мы часто находим их через их союзников, обычных ученых, деятелей науки, художников и групп по защите прав, кто выбрал для себя путь уважительного сотрудничества с ними для сохранения и поддержания биокультурного многообразия по всему миру.

 

Жизнестойкость (Резилианс Resilience)

Согласно пионерам этой концепции, Resilience Alliance (www.resalliance.org), экосистемный резилианс – это способность экосистемы поглощать потрясения без коллапса, сопровождаемого переходом в качественно иное состояние, контролируемое другим набором процессов. Жизнестойкие экосистемы могут выстоять перед наносимыми шоками и восстановиться, когда необходимо. В социальных системах жизнестойкость означает дополнительные способности людей в ожидании и планировании своего будущего. Люди являются частью природного мира. Мы зависимы от экологических систем, которые важны для нашего выживания, и мы постоянно воздействуем на экосистемы, в которых мы живем, начиная от местного до глобального масштаба.Перспектива жизнестойкости заставляет серьезно задуматься об устойчивости, развивая понимание порогов (пределов) и динамической нестабильности систем, того, что случается с системами, когда они чрезмерно централизованы, упрощены и сведены к увеличению лишь нескольких переменных (как, например, в монокультурах). По существу этот подход часто связывается с путями, которыми знатоки коренных народов думают о процессах, происходящих на их землях, включая внимание к циклическим изменениям, также этот подход связывается и с важностью различных государственных систем, продвигающих связность между секторами, ландшафтами и поколениями.

 

Биокультурные земли и морские участки

Биокультурные ландшафты/морские участки являются географическими зонами, ограниченными их физическими характеристиками и человеческим пониманием, согласно которым их геологические, топографические, гидрологические, биологические, экономические и культурные элементы понимаются как часть переплетенной холистической (целостной) системы, которая сформировалась под воздействием человека в течение длительного периода времени. Это означает, что хранители таких ландшафтов рассматривают, например, как вода движется по земле, распределяясь между полями, болотистыми местами, людьми и животными, имея как физическое воздействие в виде каналов, так и ритуальные и культурные практики и значимость, обеспечивающие справедливое распределение воды и будущие дожди. Таким образом, память и идентичность впитываются в землю и воду, биоразнообразие формируется и включается в характерные направления. С целью изменить устоявшиеся природоохранные подходы сегодня в разных частях света полным ходом прилагаются практические усилия по использованию подходов, которые на протяжении длительного времени проникали в мышление коренных народов и формировали местные системы управления ресурсами. Между тем международные инициативы, нацеленные на обучение и признание таких подходов, включают Продовольственную и сельскохозяйственную Программу ООН «Системы всемирного сельскохозяйственного наследия» (www.giahs.org), усиливающееся внимание ЮНЕСКО к объектам мирового наследия (www.whc.unesco.org/en/about/), включающим как культурный, так и природный компонент, а также Инициативу Сатояма (www.satoyamainitiative.org), которая продвигает социальноэкологическую продуктивность земель и морских участков.

 

Продовольственные пути (Foodways)

Относятся к культурнообоснованным путям, с использованием которых люди выращивают, охотятся, ловят рыбу, собирают и торгуют своей едой, как ее сохраняют, готовят и употребляют в ежедневной жизни, во время пиршеств и голода. Они включают экологические, экономические, пищевые, художественные и Ключевые концепции 17общинные аспекты в еде и напитках, включая как традиционные, так и современные.Творческие практикиХудожники часто дают нам возможность воспринимать вещи иначе. Они могут быть важными проводниками изменений и инноваций, зачастую имея бесподобные способности воспитывать кросскультурное и межпоколенное понимание. На английском языке термин «художник» часто ассоциируется с формальной работой живописца или музыканта, скульптора или актера. В биокультурном контексте мы используем термин «творческие практики», чтобы описать художников не только западного вкуса, но также людей, которые способствуют и сотрудничают с природой и сообществами творческими и художественными путями, кто эстетически выражает то, что означает быть человеком, использующим как традиционные знания, так и инновации.

Что такое биокультурное разнообразие? Луиза Маффи, со-основатель и директор НКО "Терралингва", США

(По материалам сайта: www.terralingua.org/overview-bcd/)

Биокультурное разнообразие

Все, кто близко знаком с миром природы, знают, что все в этом мире взаимосвязано – миллионы видов растений и животных, распространенных на земле взаимодействуют друг с другом и с экосистемами, в которых они существуют. А что же мы, люди? На протяжении миллионов лет мы тоже были частью природы, развивались и эволюционировали вместе с ней. Приспосабливаясь к природным условиям, наши предки проходили долгий путь адаптации к среде проживания, черпая из нее как материальную, так и духовную пищу. Через взаимодействие друг с другом и с природой, мы, люди, развили тысячи разных культур и языков – своих уникальных путей видеть, познавать, созидать и говорить. На протяжении тысячелетий местные культуры и языки глубоко и неразрывно привязывались к местам проживания людей, поколение за поколением. Это и есть суть паутины жизни: взаимосвязь разнообразия природы и культуры. Это мы называем «биокультурным разнообразием» – многогранным проявлением красоты и возможностей жизни. Разнообразие, как природы, так и культур дарует жизнестойкость и устойчивость планете – нашему дому и сегодняшним и будущим поколениям людей. Биокультурное многообразие – это драгоценный дар, который надо заботливо охранять. Но наше сегодняшнее отношение к этому дару становится все более расточительным. Глобальная экономика, политические силы и социальные процессы стремительно разъедают здоровье мировых экосистем и существование разных культур, затихает многоголосье языков мира. Мы наблюдаем истребление разнообразия во всех его формах. Сама ткань жизни природы и культуры расползается по нитям, делая наш биокультурный мир все более хрупким, а будущее людей и всех живых существ – все более неопределенным. Мы безрассудно рубим сук, на котором сидим. Потеря биокультурного разнообразия в первую очередь ударяет по коренным народам и местным сообществам, но задевает всех и каждого. Усилия восстановить и поддерживать разнообразие жизни в природе и культуре – должны стать общим делом, не зависимо от того, где и как мы живем. Потому что жизнь – это не расходный материал для одноразового пользования.

 

Какая связь между биологическим и культурным многообразием?

С зарождения человеческой истории повсюду на Земле люди тесно взаимодействовали с природной средой как источником всего необходимого для их существования: воздуха, воды, пищи, лекарств, одежды, крыши над головой, многих других материальных вещей для поддержания как физического, физиологического, так и духовного здоровья. Через эту жизненную зависимость от своей среды с течением времени человеческие общества развили очень детальные знания о местных растениях, животных и природных процессах. Они развили культурные ценности и практики, которые подчеркивали уважение и взаимосвязь с природой – заботиться о природной среде, которая поддерживает их жизнь. Разнообразие местных знаний, ценностей и практик выражены и передаются через тысячи разных языков, на которых говорят люди на планете. В мире приблизительно 7000 разных языков, большинство из которых – родные языки малочисленных коренных народов и местных сообществ. Более половины мирового населения говорит на одном или более языках из группы наиболее популярных 25 языков, среди которых китайский, испанский, английский, хинди, португальский, русский и другие. Оставшиеся 6975 языков приходятся на вторую часть населения. Это показатель того, как язык, знания и окружающая среда глубоко и неразрывно взаимосвязаны: в каждом уголке земли, местная природная среда поддерживает ее жителей, в ответ люди поддерживают свою местную среду через традиционную мудрость и практики, воплощенные в их культурах и в их языках. Такие взаимоотношения все еще характерны для коренных и местных сообществ, которые поддерживают материальные и духовные связи со своей средой проживания. Традиционные экологические знания и практики, накопленные многими поколениями, характеризуют коренные народы и местные сообщества как обладателей уникальных навыков, как почтительных хранителей экосистем, в которых они проживают. Коренные и местные языки хранят и передают эти знания и соответственное общественное поведение, практики и инновации. Взаимозависимость языка, знаний и среды каждой отдельно взятой местности отражает глобальную картину, где разнообразие человеческих культур и языков (культурное и языковое многообразие) и разнообразие природы (биоразнообразие) совпадают в географическом распространении. Это ясно можно увидеть на картах – зоны с высоким биоразнообразием совпадают с зонами богатыми языковым и культурным разнообразием. Суть паутины жизни заключается в том, что невозможно отделить человека от природы, а также думать, что глобальная биосфера существует отдельно от глобальной сети языков и культур, глубоко взаимодействующих со средой обитания. Наше фундаментальное единство – в биокультурном многообразии.

 

Что происходит с биокультурным многообразием сегодня?

Многие слышат о проблеме потери биокультурного многообразия – потери удивительного разнообразия растений и видов животных на Земле, ухудшения здоровья экосистем, поддерживающих их жизнь. Биологи утверждают, что мы находимся в середине шестого массового истребления жизни на Земле, предыдущее произошло около 65 миллионов лет назад, в результате чего вымерли динозавры. Исследователи также указывают на то, что современный кризис истребления вызван исключительно деятельностью человека, которая ведет к разрушению экосистем и исчезновению тысяч и тысяч живых существ. В то же самое время происходит другое массовое истребление, о котором мало кто знает и задумывается. Наряду с истреблением биологических видов, происходит массовый кризис исчезновения человеческих языков и культур. На протяжении последних десятилетий антропологи и лингвисты предупреждают нас о трагедии исчезновения культур и угрозах исчезновения языков под воздействием глобальных процессов, несущих распространение монокультуры, доминирующих языков (как например, английский, испанский, китайский). До недавнего времени у нас не было систематической информации о границах этого кризиса. Исследователи опирались на разрозненные данные и отчеты, говорящие о том, что тот или иной язык находится на грани исчезновения, о том, что умер последний носитель какого-то языка, или о том, что та или иная аборигенная культура находится под угрозой ассимиляции. Организация «Терралингва» разработала Индекс Языкового Разнообразия (ИЯР), основанный на изменениях в количестве носителей каждого из мировых языков. Он показывает, что с 1970-х годов глобальное языковое разнообразие уменьшилось на 20%. Это говорит о том, что все больше людей отказываются от своих малых языков в пользу доминирующего языка, и что все меньше малых языков передается молодым поколениям, связь передачи родного языка обрывается. Тенденция потери глобального языкового разнообразия, показанная через расчеты ИЯР, совпадает по времени с тенденцией потери глобального биоразнообразия, показанной через Индекс живой планеты Всемирного фонда охраны дикой природы. Это еще одно доказательство того, что процессы в области природы связаны с изменениями в области культуры. С разрушением языкового разнообразия разрушается пласт традиционных экологических знаний (ТЭК). По этой причине «Терралингва» разработала Индекс жизнеспособности ТЭК (ИЖТЭК), который прослеживает изменения в передаче ТЭК с течением времени, а также помогает определять факторы, которые влияют на исчезновение ТЭК, такие как смена языка, система формального образования, деградация окружающей среды, перемещение и другие. Потеря биоразнообразия. Потеря здоровых экосистем. Изменения климата. Мы стремительно теряем систему поддержки нашей жизни. А теперь еще добавилась потеря ценного запаса человеческих знаний и языков, на которых можно было рассказать так много о том, как можно жить устойчиво на этой планете – единственном доме, в котором мы можем существовать. С уменьшением традиционных культур и языков, ухудшением природной среды наш коллективный «неприкосновенный запас» истощается.

 

Почему мы теряем биокультурное разнообразие?

Человеческие культуры и языки, так же как и биологические виды не являются статичными. Они естественным образом видоизменяются с течением времени. Все человеческие культуры способны к адаптации к изменившимся условиям и нахождению решений для новых проблем. И все человеческие языки способны к развитию для удовлетворения новых коммуникационных потребностей (And all human languages are capable of developing to accommodate new communication needs). Особенность в том, что, как и биологическим видам, человеческим языкам и культурам требуется время для того, чтобы меняться и эволюционировать. Обычно этот процесс идет медленно, почти незаметно, постепенно, из поколения в поколение, люди находили новые пути отвечать новым вызовам и возможностям, находили новые пути говорить о новых вещах. Но сегодня вещи уже не развиваются так же, как раньше. Скорость и масштабы изменений стремительно выросли, увеличивая давление сил глобальной экономики, политики и социальных систем на «истинную паутину жизни». Эти силы и изменения, вставшие перед всем миром, намного опережают естественную способность природных и культурных систем адаптироваться к ним. Продвигая доминирующий образ жизни, который совершенно неустойчив, эти силы разрушают жизненную силу и способность противостоять внешним воздействиям у разнообразных экосистем мира, языков и культур. Стремительные глобальные изменения выселяют коренных жителей и местные сообщества с их земель, лишают их ресурсов и нарушают традиционный образ жизни; вынуждают их жить в крайне деградированных местах; уничтожают их культурные традиции или препятствуют их способностям поддерживать их; вынуждают к лингвистической ассимиляции и отказу от языка своих предков. Люди, теряющие свою языковую и культурную идентичность, теряют важнейший элемент социального процесса, который в большинстве случаев учит пониманию и уважению природы. Последствия чрезвычайно сильны как для благополучия людей, так и здоровья природной среды. Вынужденные преобразования в культуре и языке коренных народов и местных сообществ не просто нарушают права человека, они подрывают цели охраны природы. «Монокультурное мышление» имеет такой же конечный результат, как и монокультура в природе: делает нашу планету более хрупкой и уязвимой как для природных бедствий, так и кризисов, вызванных человеческой деятельностью. Но доминирующая идеология сегодня игнорирует эту реальность, стремясь к единообразию, которое легче контролировать, вместо органического единства в разнообразии.

 

Почему нас должно беспокоить то, что мы теряем биокультурное многообразие?

Есть несколько очень жизненно важных оснований, почему нас должно это беспокоить. Во-первых, мы теряем уникальные образы жизни, языки и идентичности мирового разнообразия людей. Это вопрос прав человека. Для каждого из этих людей это их право выбирать их собственный путь развития и поддержания преемственности с их собственным прошлым. Это их право «двигаться в будущее, идя по стопам своих предков». Для человечества в целом потеря культурного и лингвистического разнообразия представляет резкое уменьшение нашего коллективного человеческого наследия: чрезвычайное уменьшение нашего понимания того, что означает быть человеком – тысяч разных путей, которыми мы можем сказать: «Я – человек». Наш горизонт как биологического вида из-за этого сужается. Во-вторых, мы теряем как биоразнообразие, которое поддерживает человечество и все другие виды, так и богатство традиционных знаний, которое помогает поддерживать биоразнообразие. Это вопрос выживания. Во времена кризиса мы остро нуждаемся не только в здоровых экосистемах. Мы также остро нуждаемся во всех голосах планеты и в мудрости наших предков, которые говорят нам о том, как устойчиво жить на Земле. Более половины человечества сегодня живет в городских средах, почти отрезанные от прямого контакта с природной средой и от осознания нашей непрерывной и неизбежной взаимозависимости с ней. Вот почему столь многих из нас это уже не волнует. Мы не можем заботиться о том, во что мы глубоко не вовлечены, что мы глубоко не знаем. Некоторые называют это «отмиранием переживания» природной среды. Другие предполагают, что многие городские жители и особенно дети страдают «расстройством от недостатка природы». Вот почему нам нужно биокультурное разнообразие. Нам необходимо напомнить о том, что мы разъединились, вышли из состояния баланса с нашей природной средой. Нам необходимо напомнить, что существуют другие пути быть человеком – более гармоничные с природой. Мы должны извлечь уроки из многих голосов человечества. Потеря биокультурного многообразия означает значительное ослабление целой материи жизни – паутины взаимозависимости, которая просто жизненно необходима нашему общему будущему. Это означает потерю наших возможностей для жизни на Земле. Это как потерять нашу жизненную страховку в момент, когда мы в ней остро нуждаемся. Это путь саморазрушения. Это касается нас ВСЕХ, вне зависимости, где и как мы живем. И еще не совсем поздно!

Интервью: Шапаков Кенеш, Эксперт Фонда Развития Села (РДФ)

Человек в процессе своего развития соприкасается с природой, удовлетворяя свои жизненные потребности. Мы развивались в различных экологических системах. Как биологический вид, как человек, мы развивались в особых условиях, потому что человеческое развитие по сравнению с остальными биологическими видами отличалось разумом, психологическим и умственным развитием. Приспосабливаясь под природу и выживая, люди выискивали от природы, от ландшафта нужные им продукты. И если люди сталкива-лись в природе с теми или иными природными явлениями, они выбирали самые лучшие и необходимые схемы. Если какие-то схемы в жизни повторялись, они оставались в памяти как установки. Эти установки передавались из по-коления в поколение, особенно, если это было необходимо для выживания и существования. Эти установки были различного характера, они накапливались как жизненный опыт. Может быть, новые поколения не принимали все знания, возможно, часть этих знаний в силу того, что общество развивалось, была уже не нужна, некоторые знания частично забывались. Но в целом, традиционные знания – это те знания, на которых стоит человечество, это гигант, на плечах которого мы, люди, человеческое общество развивается. К культурному многообразию сопричастен сам человек. Если бы традиционные знания не передавались, возможно, человечество развивалось бы по законам дарвинизма, как обычный биологический вид. Но у нас есть сознание.

То, что природа нам дает, мы воспринимаем через сознание, воспринимаем опосредованно, перерабатываем, накапливаем как опыт, и, как эстафетную палочку, взяв от своих предыдущих поколений, мы можем передавать будущему поколению. Эта эстафетная палочка и есть традиционные знания. Поведенческие и организационные, они есть во всех сферах, мы поем, играем, едим, одеваемся – во всем, что мы делаем, есть свои знания. Этот вопрос мы считаем краеугольным камнем развития. Если мы оставим его неизученным, то наше общество просто рассыплется, не сохранится.

В рамках проекта по возрождению традиционных знаний мы провели работу во всей республике, побывали среди этнических кыргызов в Турции и Китае, где собрали богатый материал. Полевые работы длились по 4-5 месяцев, а то и полгода. Мы беседовали с интересными людьми, мы нашли таких, которые как ценный клад, который мы боимся потерять, боимся, что не успеем собрать и задокументировать их знания. Носители традиционных знаний уходят из нашей жизни, нам нужно стараться быстрее их охватить и опросить.

Наши планы в том, чтобы собранный нами материал не остался в книгах, не пылился на полках, эти знания надо довести до людей, до молодежи. Поэтому мы запустили пилотный проект в лицеях Иссык-Кульской и Чуйской областей.

Если результаты будут хорошие, то мы будем распространять эти знания дальше среди других лицеев республики. Возможно, в будущем наши материалы пойдут как учебный материал и для институтов, и для школ. Если они попадут в школы, в институты, лицеи, то, я думаю, мы достигнем своей конечной цели – вовлечение больше молодежи, передача им полезных традиционных знаний наших предков.


Видео

Э.Дж. Шукуров, руководитель экологического движения "Алейне", Г. Айтпаева, директор Культурно-исследоательского центра "Айгине", Р. Сырдыбаева, директор Центра традиционной музыки "Устатшакирт"